1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10
http://mirtajn.com/
  • На Главную
  • Контакты
  • Карта сайта
Баннер 468x60px
Приветствуем вас на нашем сайте МирТайн.com, здесь вы найдете множество интересных статей про Загадки Истории, НЛО фото и видео материалы, загадочные, непознанные существа, гипотезы и факты существования пришельцев, Древних Цивилизаций, секретные материалы древности и много другого. МирТайн.com - правду не скрыть!

Партнеры

Голосование

 
  Что нас ждет после смерти?
 
Новая человеческая жизнь
Загробная жизнь (рай\ад)
Жизнь любого из живых существ на Земле
Жизнь любого объекта (и не только живого) на Земле
Жизнь любого из живых существ во вселенной
Жизнь любого объекта (и не только живого) во вселенной
Ничего

Интересное

Показать все

Пришельцы и НЛО

НЛО в горящих небесах НЛО в горящих небесах И как раз коллективный, неличностный характер науки, та ее особенность, что процедуры познания, складывавшиеся столетиями, стоят выше любого индивидуального мнения, даже самого авторитетного, служат
Круглое электричество Круглое электричество Я никогда не видел шаровой молнии и не испытываю желания ее увидеть – по крайней мере, вблизи. Однако, имея в виду этот пример трюков, на которые способны силы природы, было бы крайне неразумно
Кто вы, земные пришельцы? Молнии-призраки Кто вы, земные пришельцы? Молнии-призраки Приверженцы паранауки настойчиво повторяют, что, игнорируя загадки типа НЛО или ясновидения, наука тем самым изменяет своим основным принципам и пренебрегает своей главной обязанностью. Согласно
Показать все

Обо всем

Ирландия и Атлантида одно и то же? Ирландия и Атлантида одно и то же? Шведский учёный утверждает, что Ирландия - это та самая Атлантида
Люди проваливаются в параллельные миры Люди проваливаются в параллельные миры Хотя физиками теоретически доказана возможность существования параллельных миров, в реальности нам это трудно себе представить. Тем не менее, в последнее время появляется все больше рассказов людей,
Атлантида и есть Гиперборея Атлантида и есть Гиперборея Доктор философских наук, исследователь Русского Севера Валерий Дёмин всю жизнь собирал сведения о легендарной Гиперборее и искал остатки этой цивилизации.
РАЗУМЧто же такое разум? У всех нас ощущение, что это понятно само собой. Мы отчетливо понимаем, что имеем в виду, когда называем разумным какой-нибудь поступок человека или говорим, что кто-то потерял разум. Но попробуйте дать четкое, краткое и исчерпывающее определение понятия «разум». Способность к целесообразному поведению? Образованность?

Сообразительность? Умение мыслить? Все это в какой-то мере указывает лишь на отдельные черты разума, и, если начать перечислять их все, получится не краткое определение, а список, каждая строчка которого, в свою очередь, потребует разъяснений.

Дело, как видите, не простое. Объяснить разум, утяжеляя нашу книжку трудными, требующими специальной подготовки философскими рассуждениями и сведениями из физиологии, психологии и других наук, не хочется. Да и ни к чему. Попробуем выйти из положения иначе. Просто вспомним все, что нам известно о разуме на основе нашего обычного, повседневного житейского опыта. Конечно, это будет далеко не полный и, уж конечно, не строго научный ответ. Но будем надеяться, что в рамках нашей основной задачи — дать лишь общее представление о проблеме внеземных цивилизаций — этого будет достаточно.

Часто говорят, что разум присущ только человеку и полностью отсутствует у животных. Верно это или нет?

Ответ зависит от того, что называть разумом. Если то, что имеем мы с вами, нормальные современные люди, у животных разума нет. Если понимать разум более широко и считать им любую сообразительность, целесообразность поведения, то у животных разум есть. Хотя и гораздо менее развитый, чем у нас.

Все дело в том, что разум не возник внезапно. Он вырос из зачатков, которые появились у животных на очень ранних стадиях эволюции. Но резкий перелом, качественный скачок в развитии разума был. Он совпадает с выходом из среды обезьян человека. Существование этого перелома или скачка склоняет нас к тому, чтобы бывшее до него и после него называлось по-разному. Но поскольку второе все же выросло из первого — чтобы в их названиях чувствовалась преемственность. Поэтому давайте называть то, что было «до», — зачатками разума, а то, что получилось «после», — разумом.

Мы знаем, что буквально все живые существа, будь это амеба, пчела, карась или тигр, действуют всегда в направлении самосохранения. Впечатление такое, что все они сознательно стремятся к одной и той же общей для всего живого цели — выжить. Уцелеть самому, а тем самым помочь сохраниться своему виду животных. Ведь все они до последних сил всегда борются за свое существование, уходят от опасностей, питаются, производят потомство.

Но все ли они при этом проявляют зачатки разума?

Паук, например, сооружая паутину и охотясь с ее помощью за мухами, поступает как будто бы разумно. И все же он не обладает даже зачатками разума. Обычный естественный отбор миллионами лет сортировал пауков не только по форме и строению тела, но и по поведению. Полезные привычки, способствующие выживанию, постепенно превратились в инстинкт — наследуемый комплекс условных рефлексов.

Поведение пауков можно назвать разумным лишь в том смысле, в каком мы в главе «Жизнь» называли разумными формы живых существ. В обоих случаях это просто целесообразность, автоматически, вслепую выработанная эволюцией.

Целесообразность поведения есть и у растений. Прорастает, например, зарытое в землю семечко. И тянутся — корешок вниз, где «есть надежда» найти влагу, а росток вверх, где «должен быть» выход к солнцу. Выглядит тоже вполне разумно, не правда ли?

Зачатки разума появились позднее. Они развивались у животных в процессе их постепенного приспособления ко все более сложному поведению. Как это понять?

Мы знаем, что все, чем располагает животное, развилось в нем постепенно в силу необходимости. Быстрые ноги, зоркие глаза, густая шерсть, пестрая окраска — все это было ему жизненно необходимо для выживания. Густая шерсть, чтобы не замерзнуть. Пестрая окраска, чтобы спрятаться. Зоркие глаза, чтобы издалека видеть добычу. Быстрые ноги, чтобы догнать ее.

Для чего же оказались необходимыми зачатки разума?

В отличие от растений, животные движутся. Уже по одному этому они ежеминутно попадают в новые ситуации. И каждый раз им приходится решать новые задачи, находить такие решения, которые позволили бы им выжить, спастись от сильного врага, добыть пищу, а в конечном счете — произвести на свет и вырастить потомство.

Чем выше поднимаются животные по лестнице эволюции, тем сложнее у них делается жизнь. Особо сложной она становится у тех, кому приходится жить в особо трудных условиях. Например, при недостатке питания, в окружении врагов, угрожающих их существованию. В таких условиях «жить бездумно», механически повторяя изо дня в день одни и те же действия, нельзя. Пропадешь. Надо ежеминутно «самому соображать». И подобно тому как под влиянием холода растет шерсть, под влиянием трудностей и постоянных неожиданностей растет головной мозг развивается «орган для принятия решений», появляются зачатки разума.

Однако не у всех животных имелась возможность развить в себе этот орган. Одна из причин — недостаточный размер животного.

У человека мозг весит около полутоpa килограммов и состоит примерно из десяти миллиардов клеток. Для развития разума, подобного человеческому, совершенно необходимо большое количество клеток в мозгу. Оно может быть и меньше десяти миллиардов, мы все клетки не используем, но уж, наверное, не в сто раз. Надо учесть при этом, что сами клетки не могут быть намного меньше наших. Иначе говоря можно представить себе самый миниатюрный мозг разумного существа, размером, скажем, с куриное яйцо, но уж не меньше. А это значит, что и само разумное существо не может быть меньше домашней кошки. Из-за этого обстоятельства насекомые не смогли и никогда не смогут иметь даже зачатки разума. А мелкие животные, такие, как мыши и крысы, вынуждены навсегда ограничиться лишь зачатками разума. Зачатки разума — «предел мечтаний» и для птиц, у которых на счету каждый грамм веса. Большой мозг — это большая тяжелая голова, с которой им не подняться в воздух.

Надо добавить, что некоторые насекомые, ведущие коллективный образ жизни, например пчелы, муравьи, термиты, «перехитрили» природу. Несмотря на то, что каждый отдельный муравей совершенно неразумен, муравейник в целом явно обладает зачатками разума.

Английский астроном В. Фирсов в книжке «Жизнь вне Земли» пишет: «...по-видимому, насекомые имеют своего рода коллективный разум... Появление его было вызвано малостью размеров тела... Действительно, для термитов, пчел или муравьев гораздо экономичнее и эффективнее развить органы мышления и восприятия, распределенные по всему коллективу, чем снабдить ими каждый отдельный мозг». Он приводит и примеры. У муравьев «...часто возникают небольшие трудности, что-то нарушается в обычной цепи событий... Самое удивительное заключается в том, что муравьи в такой ситуации выбирают в короткое время единственно верный путь решения проблемы... В Австралии, где холмики термитов систематически разрушались, термиты вскоре приспособили свою тактику к новому положению дел и прекратили строительство возвышающихся над землей сооружений, отступив от линии поведения, которой они придерживались много миллионов лет...».

Дальше мы будем говорить о коллективном разуме и у людей, которые, как видите, не могут похвастаться приоритетом в этой области. А пока вернемся к зачаткам разума индивидуального, которые очень распространены в животном мире и порой поражают нас. Животные вовсе не «дураки».

Память, безусловно, есть у всех животных. Даже у червей. В известном опыте, ползая ежедневно по разветвляющей дорожке, червяк запоминает, что в конце одной его ждет пища, а в конце другой — щелчок электрическим током. И начинает ползать по той, что ведет в «столовую».

Память делает возможным обучение. В примитивной форме способны к обучению даже рыбы. Если их, живущих в бассейне, кормить и одновременно звонить, они привыкают, «обучаются» и потом, услышав звонок, плывут к берегу, ждут корм. Это так называемый условный рефлекс, явление, исследованное нашим замечательным советским ученым-физиологом — академиком Иваном Петровичем Павловым.

Широко применяют обучение или передачу своего опыта младшему поколению многие животные, у которых есть так называемый период детства. Во многих научно-популярных кинофильмах, показывающих жизнь животных, можно видеть, как взрослые волчицы, лисы, олени или медведи обучают детенышей своим примером.

По-видимому, у животных есть нечто подобное нашей способности воображать. Похоже, что они тоже создают какие-то мысленные образы предметов, а иногда и целых сцен. Любая собака, увидев одевающегося хозяина, понимает, что ее сейчас поведут гулять. Она представляет себе мысленно приятную для нее сцену гуляния и волнуется от радости.

Иногда видишь, что животные принимают форменным образом обдуманные решения. Посмотрите на кошку, когда ее застали в момент кражи мяса. Она озирается, выбирая, куда ей лучше бежать. И после некоторых колебаний бросается не куда попало, а в наиболее выгодную для нее сторону.

А вспомните замечательный опыт с обезьяной шимпанзе, показанный в одном научно-популярном фильме. Бечевкой, спрятанной в траве, равномерно тянут по земле лакомый для обезьяны кусочек. Обезьяна бросается за ним, но... не успевает. Приманка скрывается в густых кустах. Тогда обезьяна обегает кусты и с противоположной стороны ждет появления приманки.

Обезьяна решила весьма сложную задачу. Она определила закон движения — приманка ползет прямолинейно с равномерной скоростью. Она мысленно продлила ее траекторию сквозь кусты и верно определила место, где та должна выползти из кустов. Поступила очень умно.

Попробуем представить себе, как развивались у обезьяны зачатки разума, постепенно подготовляя их к превращению в полноценный разум человека. Перенесемся мысленно в те времена и пробудем некоторое время рядом с нашими прародителями, теми, что еще живут на деревьях.

Обезьяна познает мир, как и все животные, не пассивно, наблюдая его со стороны, а активно, вгрызаясь в него, живя в нем, воздействуя на него всеми частями своего тела, воспринимая всеми органами чувств.

При этом в мозгу обезьяны, по-видимому, уже происходят процессы, которые через несколько миллионов лет будут лежать и в основе нашего с вами мышления.

Перед обезьяной — дерево. Судя по ее поведению, она бессознательно «анализирует» его. Видит отдельно ствол и и крону, слышит шелест листьев, осязает лапами гибкость веток, чувствует носом запах коры, а языком вкус плодов. Бессознательно производит и простейший «синтез» — подмечает некоторые типичные для дерева связи, закономерности. Например, крона всегда венчает ствол, плод всегда висит на конце ветви. В памяти обезьяны откладывается лишь то, что для нее важно, — крона, ветки, плод. Все остальное неинтересно и забывается. Потом, в другом месте, когда дерева рядом не будет, у обезьяны от голода появится воспоминание, в котором образ дерева будет упрощенный, схематический, только крона — ветка — плод.

В мозгу обезьяны, вероятно, происходит нечто подобное тому, что мы теперь называем мудреным словом «абстрагирование», избавление от ненужных подробностей. В ее сознании закрепляется обобщенный, схематический образ «дерева вообще». Образ, выражающий «суть дерева» с точки зрения обезьяны.

Такие предположения возможны. Ведь сегодня многие высшие животные, например, безошибочно отличают любого человека, как бы он ни был одет, от представителей звериного царства. По-видимому, в их абстрактном представлении человек прежде всего существо двуногое, в противовес им — четвероногим.

Одним словом, к периоду превращения в человека обезьяна подходит достаточно подготовленная.

Перенесемся теперь к питекантропам, в середину «перелома», в те тысячелетия, когда рождается язык.

Слова, по-видимому, появляются постепенно. В числе первых, можно полагать, — названия действий и предметов, связанных с трудовой деятельностью.

Вначале слово сопровождает предмет, как тень, идет рядом с ним, дублирует его. Но проходит время, и оказывается, что слова-названия можно отделить, произнося их в отсутствии предмета. И тем не менее все понимают, о чем идет речь.

Это очень важный момент. Слова, обозначающие предмет, могут заменить сам предмет.

Иван Петрович Павлов назвал человеческую речь второй сигнальной системой. Первая — это сигналы от самих предметов. Вторая — от обозначающих их слов.

Первобытный человек увидел в лесу бизона и стал воинственно размахивать своим каменным топором, представляя себе сцену предстоящей охоты. Сигналом к этому послужил вид настоящего, живого зверя. Сработала сигнальная система. В другой раз этот же человек услышал произнесенное его соплеменником слово «бизон». Он сразу же представил себе это животное в натуре и стал так же, как в прошлый раз, воинственно размахивать топором. Сработала вторая сигнальная система.

Она открывает огромные новые возможности, потому что позволяет людям при общении друг с другом упоминать предметы и явления, которых в данный момент тут нет. Развитие человеческой речи поэтому сразу же приводит к бурному развитию головного мозга.

Одно за другим начинают появляться новые слова, обозначающие абстрактные представления. Давно уже было замечено, что на многих деревьях растет нечто покрытое кожурой, со съедобной мякотью внутри. Появилось слово «плод», включающее в себя представления и об орехе, и о банане, и обо всем прочем, что растет на деревьях и съедобно. Дальше появляются слова, обозначающие лишь отдельные свойства предметов, сами по себе не существующие. Например, «быстрота», «гибкость», «сила», «храбрость». Это уже понятия. Они еще больше расширяют возможности общения.

Миллионы лет, незаметно, постепенно шло перерастание обезьяны в человека. Длительный процесс, который тем не менее сегодня, глядя издалека, мы называем качественным скачком.

Произошло действительно грандиозное! Если животное живет инстинктом и скромным личным опытом, приобретенным им за его недолгую жизнь, то это новое существо, человек, благодаря коллективному труду и языку — способности обмениваться мыслями — может теперь объединить опыт всех членов общины. Может использовать опыт давно умерших, накапливать его, хранить, пока хотя бы в устных рассказах передавать молодым. На смену убогому личному опыту, погибающему со смертью животного, пришел опыт общественный, огромный. А главное, уже не пропадающий, а растущий с поколениями, как снежный ком!

Насколько сразу выросла нагрузка мозга! А все органы при возрастании нагрузки растут. И мозг растет. Развивается разум. От этого, в свою очередь, усложняется общественная жизнь, совершенствуется труд, углубляется познание природы, расширяется ее преобразование. А от этого еще больше развивается разум!..

Человек прошел огромный путь развития. Стал «гомо сапиенс» — «человек разумный».

Но как же это могло получиться, если разум по наследству не передается? Ведь известно, что когда случайно утерянные в лесу маленькие дети вырастали в среде диких зверей, их разум не развивался выше животного.

У новорожденного ребенка разума нет. Мозг его подобен чистой магнитофонной ленте, на которой можно записать все что угодно, но пока ничего не записано. «Записи» будут появляться потом, в течение всей жизни человека.

Так выработано природой в процессе эволюции. Это оказалось удобнее целесообразнее. Ведь по сравнению с природными условиями в человеческом обществе обстановка очень быстро меняется. Каждое новое поколение людей попадает в новый мир. Жить в нем, основываясь только на полученном по наследству опыте прошлых поколений, оно уже не может. Каждый раз нужно к заветам предков добавлять свежие сведения, чтобы молодой член общества, вступая в жизнь, мог лучше ориентироваться в новой ситуации. Разум каждого человека поэтому формируется заново из опыта прошлого и опыта современного.

Конечно, незачем загромождать мозг опытом истории во всех его подробностях. Нужна «выжимка» самого главного, краткие итоги. Сперва через детские сказки, в доступной ребенку форме, близкие люди передают ему народную мудрость, основные выводы из опыта предков. Существует добро и зло. Добро в борьбе со злом побеждает. Но для этого нужна любовь к людям, честность, смелость, сплоченность...

Потом начинается знакомство молодого существа с «текущим моментом», с деталями сегодняшней обстановки. Здесь все зависит от окружения ребенка. Его мозг жадно впитывает все, что говорится в семье, в кругу сверстников, в школе, что передают по радио. Он смотрит телевизор, ходит в кино, читает книжки.

Но все, что он видит и слышит, не может быть объективной истиной. Все это обработано «с пристрастием» людьми, которые сами, в свою очередь, обработаны жизнью, своими взаимоотношениями друг с другом. Поэтому все, что входит в голову нового члена общества, выражает не столько злые или добрые намерения его воспитателей, сколько социальную среду, в которой этому молодому человеку довелось родиться и расти.

Карл Маркс писал: «...общественное бытие определяет их сознание». Мировоззрение человека целиком зависит от условий его существования, которое, в свою очередь, зависит от общественного устройства и места человека в данном обществе.

Говорят, в мозгу человека, как в капле воды, отражен весь мир. Это верно, если учесть, что в разных каплях мир отражается по-разному. В каждой капле мир отражен таким, каким выглядит с места, где капля находится. В той, что в лучах солнца сверкает на вершине скалы, действительно отражен весь мир со всем его многообразием и красотой. А в той, что в глухом лесу прилепилась сбоку к громаде гнилого пня, не видно ни неба, ни солнца. Хотя сами по себе капли совершенно одинаковы. Так и у человека. Мир в его мозгу отражен таким, каким выглядит с его места в жизни. Поэтому все дети, родившиеся с одинаково чистым мозгом, вырастают совершенно разными

людьми. В их разуме отпечатана эпоха, в которой они жили, место, занимаемое ими на Земле, окружающие их люди.

Поэтому так сходно мыслят современники, живущие в одинаковых условиях, и так различно — представители разных классов, разных общественных группировок. И, уж конечно, представители разных эпох.

В странах социалистических нет классов и нет эксплуатации человека человеком. Все равны. В основе государственного устройства и всей политики лежит принцип — все для счастья людей. Все средства массовой информации находятся здесь в руках трудящихся. Они, так же как литература, искусство, да и вообще все, что воздействует на формирование разума людей, пронизаны гуманизмом. В этом обществе люди — продукт здоровой среды. Разум их формируется на принципе «человек человеку — друг».

В капиталистическом обществе узаконены эксплуатация человека человеком, неравенство, культ денег и культ насилия. Литература, искусство и средства массовой информации находятся там в руках власть имущих. По их требованию все это призвано рисовать народу искаженную картину мира, доказывать ему, что «так хорошо и так должно быть всегда».

И это оказывает свое действие. Даже люди, принадлежащие к классу угнетенных, эксплуатируемых, вырастают нередко в полной убежденности, что «так и должно быть». Надо только постараться забраться в социальной «пирамиде» повыше, не стесняясь при этом в средствах. Эти люди — продукт больной среды. Разум их формируется на основе принципа «человек человеку — волк».

Слишком мало в их разуме от добрых детских сказок. Слишком много — от жестокой современности.

Итог всего сказанного: разум человека формируется в течение всей его жизни, в процессе общения с другими людьми.

Разум — это память, хранящая свой и чужой опыт. Это количество и качество знаний. Это то или иное понимание смысла жизни, своей и общечеловеческой, а отсюда — система своих личных целей, ближайших и отдаленных. Это система ценностей, а отсюда — моральные принципы: что хорошо и что плохо, и, следовательно, доброта человека или его злобность, чуткость или черствость. Это характер — умение жить по определенным принципам. Это, наконец, совесть, смелость. Всего не перечислишь.

Для нас, в связи с темой этой книжки, особенно важно подчеркнуть, что разум сегодняшних людей носит отчетливые следы всей человеческой истории.

Как отражена в нашем разуме окружающая природа?

Животные познают природу в процессе поиска пищи и укрытия, запоминая важное и отсеивая ненужное. Обезьяна, например, познавая дерево, хорошо изучила плоды, пропустив листья и цветы.

Человек всегда познавал природу в процессе труда. Все, что в его практической деятельности оказывалось ненужным, надолго оставалось и непознанным. Для него долгое время были: корова — мясо и молоко, дерево — материал и топливо, а море — дорога и резервуар с рыбой. А ведь корова, между прочим, — особь, дерево — химическая тайна, а море — целая «вселенная».

Наши представления о природе вполне закономерно развивались несколько односторонне, однобоко. Картина ее в нашем разуме создана всей предшествующей практической деятельностью людей.

Прошлое повлияло и на наши представления о себе, о человечестве. В разуме людей остались следы былых отношений к собственности, былых отношений классов при разных общественных формациях.

Их можно найти в некоторых моральных установках, традициях, обычаях, даже поговорках, не говоря уже о религиозных предрассудках, дошедших до нас иногда из очень далекого прошлого. Разве не часто мы сегодня встречаем пресловутые «пережитки капитализма в сознании людей», а порой даже «феодальные замашки» — стремление к власти, к богатству, к самоутверждению путем насилия над слабыми? И конечно, по этим следам можно в какой-то мере представить себе жизнь наших предков, человеческую историю.

Для нас важно и то, что разум людей неизбежно отражает данную эпоху. Все ее противоречия, все социальные конфликты, все бурные революционные преобразования сейчас же сказываются на целях людей, на средствах, допускаемых для их достижения, на моральных принципах.

В итоге важно понять, что разум не может быть одинаков на всех планетах Вселенной. Формы, которые он принимает, зависят от того, как сложилась история разумных существ на данной планете. Какова была их жизнь, их деятельность, их взаимоотношения между собой, между ними и природой. А так как не может быть одинаковых историй, то не может быть и одинаковых разумов.

Все это означает, что, встретив в космосе иной разум, чрезвычайно трудно будет понять «ход их мыслей». Возможно, придется сперва пойти в обратном порядке — по «ходу мыслей» составить себе хотя бы приблизительное представление об их истории, образе жизни и сегодняшней ситуации в их мире, а потом уже вернуться к более подробному анализу их рас-су ждений.

Но мы уклонились. Вопросам взаимопонимания будет посвящена особая глава.

Вернемся на Землю. Несмотря на пестроту мировоззрений встречающихся сегодня людей, так сказать, «техника» мышления у всех одинакова.

По-видимому, еще от животного состояния сохранилась у нас «эмоциональная фаза» работы мозга в острых ситуациях. Реакции животного на поступивший сигнал напоминают реакции детей. Они характерны непосредственностью, прямотой, бесконтрольностью. Поступок не обдумывается, а совершается сразу, под влиянием мгновенно вспыхнувшего эмоционального порыва. А тот возникает от «залпа» сработавших инстинктивных побуждений, условных рефлексов, воспоминаний. У современного взрослого человека, владеющего собой, эта фаза выражается лишь как первый, сырой, подсознательный порыв к действию. Потом эта эмоциональная вспышка переходит в мысль, которая формируется в слова, фразы, а ими уже можно дальше хладнокровно оперировать. И только после логического рассуждения человек совершает поступок, реагирует на сигнал. Реакция его, в отличие от животного или ребенка, обдуманная.

Эмоциональная, чувственная сфера деятельности мозга человека очень важна. Владимир Ильич Ленин писал: «Без «человеческих эмоций» никогда не бывало, нет и быть не может человеческого искания истины». Именно эта, подсознательная, ничем не связанная и потому очень стремительная, работа мозга рождает интуицию, замечательную способность ухватить суть тонких, зыбких, сложных явлений, связей, процессов. Интуицию, без которой немыслима умственная деятельность, требующая единовременного охвата большого материала. Вспомните, например, мгновенные интуитивные оценки фронтовых ситуаций полководцами, ощущение авиаконструкторами правильности компоновки самолета по красоте его силуэта, грандиозные композиции, «внезапно озарившие» писателя или живописца.

Но несмотря на всю важность чувственной, бессловесной деятельности мозга, все же слово важнее. Именно слово, благодаря его фиксированному смыслу, фиксированной форме, позволяет оформлять мысли в строгую, четкую форму, манипулировать ими. А все наши человеческие рассуждения основаны именно на этих манипуляциях.

Самое величественное, что делают при этом все люди, — это синтез. Решив задачу по частям, они собирают все это в свое решение. Мысленно облекают его в плоть и кровь, превращают в зримый образ, оживающий перед их мысленным взором. Они, как говорят ученые, моделируют свое решение, проверяют его в действии, переживают его. И при этом оценивают как нечто уже свершившееся, уже существующее.

Создавая в мозгу образы предметов или процессов, варьируя и комбинируя их в разных сочетаниях, человек может мысленно проводить сложнейшие эксперименты. Если это писатель — мысленно проигрывать целые сцены. Если инженер — увидеть в работе задуманную им машину. Если политик — пережить последствия замышляемого шага. Если ученый — подвергнуть мысленно свою гипотезу жесточайшим испытаниям. Эта способность нашего мозга моделировать, создавать образы несуществующего, короче говоря, фантазировать удивительна. Человек обычно создает несколько вариантов своего решения. По очереди «проигрывает» их, анализирует, сопоставляет, сравнивает, корректирует, снова «проигрывает». Пока, наконец, не останавливается на лучшем. Этот творческий процесс одинаков у литераторов и композиторов, архитекторов и машиностроителей, политиков и хозяйственников, полководцев и шахматистов. Он — проявление самых замечательных свойств нашего разума. И как важно, чтобы разум наш был хорошо подготовлен к этой деятельности. Чтобы человек был образован, тогда в его памяти всегда будет достаточно материала для создания любого образа. Чтобы человек стоял на позициях гуманизма — тогда он будет добр, способен к сопереживанию, сможет ощущать чужую боль как свою. И тогда сможет творить на благо людей. Чтобы человек непрерывно тренировал свой мозг, общаясь с людьми, думая, переживая, тогда его мозг всегда будет «в форме», сможет работать быстро и четко.

Разум — способность впитывать в себя мысли живущих в данный момент и живших раньше. Познавать строение невидимых частиц атомов и невообразимо далеких звезд, переделывать природу, наконец, познавать самого себя! Тут есть перед чем преклоняться с благоговением. И в то же время разум — всего лишь деятельность мозга, вполне материального вещества, имеющего, как и все вещества Вселенной, определенные измеримые свойства: удельный вес, химический состав, структуру, электрические потенциалы.

Поразительно, что разум — всего лишь проявление свойств особой комбинации атомов! Самых обыкновенных атомов! Таких же точно, как те, что клубятся в пламени звезд, мчатся в безднах космоса или спят, зажатые в недрах планет.

Разум человеческий по своим свойствам не похож ни на что другое в природе. Он имел свое начало, но у него нет и не будет конца. Возможности его беспредельны!..
Отзывов: 0