1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10
http://mirtajn.com/
  • На Главную
  • Контакты
  • Карта сайта
Баннер 468x60px
Приветствуем вас на нашем сайте МирТайн.com, здесь вы найдете множество интересных статей про Загадки Истории, НЛО фото и видео материалы, загадочные, непознанные существа, гипотезы и факты существования пришельцев, Древних Цивилизаций, секретные материалы древности и много другого. МирТайн.com - правду не скрыть!

Партнеры

Голосование

 
  Что нас ждет после смерти?
 
Новая человеческая жизнь
Загробная жизнь (рай\ад)
Жизнь любого из живых существ на Земле
Жизнь любого объекта (и не только живого) на Земле
Жизнь любого из живых существ во вселенной
Жизнь любого объекта (и не только живого) во вселенной
Ничего

Интересное

Показать все

Пришельцы и НЛО

НЛО в горящих небесах НЛО в горящих небесах И как раз коллективный, неличностный характер науки, та ее особенность, что процедуры познания, складывавшиеся столетиями, стоят выше любого индивидуального мнения, даже самого авторитетного, служат
Круглое электричество Круглое электричество Я никогда не видел шаровой молнии и не испытываю желания ее увидеть – по крайней мере, вблизи. Однако, имея в виду этот пример трюков, на которые способны силы природы, было бы крайне неразумно
Кто вы, земные пришельцы? Молнии-призраки Кто вы, земные пришельцы? Молнии-призраки Приверженцы паранауки настойчиво повторяют, что, игнорируя загадки типа НЛО или ясновидения, наука тем самым изменяет своим основным принципам и пренебрегает своей главной обязанностью. Согласно
Показать все

Обо всем

Ирландия и Атлантида одно и то же? Ирландия и Атлантида одно и то же? Шведский учёный утверждает, что Ирландия - это та самая Атлантида
Люди проваливаются в параллельные миры Люди проваливаются в параллельные миры Хотя физиками теоретически доказана возможность существования параллельных миров, в реальности нам это трудно себе представить. Тем не менее, в последнее время появляется все больше рассказов людей,
Атлантида и есть Гиперборея Атлантида и есть Гиперборея Доктор философских наук, исследователь Русского Севера Валерий Дёмин всю жизнь собирал сведения о легендарной Гиперборее и искал остатки этой цивилизации.

Поиски внеземного разума

Космос, Пришельцы и НЛО
Поиски внеземного разумаМы получили в руки огромный мощный радиотелескоп. Чудо современной техники. Что дальше делать? Как ловить сигналы «братьев по разуму»?

Одновременно, сразу все небо радиотелескопом слушать нет смысла. Расслышать слабые сигналы нечего и мечтать. А если вдруг услышишь сильный, не будешь знать, откуда, от какой звезды он идет. Подобно врачу, который выслушивает больного, переставляя свой фонендоскоп с места на место по его грудной клетке, радиоастроном должен выслушивать небо последовательно, переводя тонкий, острый луч своего радиотелескопа со звезды на звезду.

Сигнал, конечно, должен идти не от самих звезд, а от планет, находящихся около них. Но на таких расстояниях планета и ее звезда сливаются в одну точку.

А ведь звезд так много! Всего в Галактике их сто миллиардов. В хороший оптический телескоп их видно примерно два миллиарда, остальные либо слишком далеко, либо заслонены темными туманностями. Из этих двух миллиардов только одна двухтысячная доля — один миллион — занесена в каталоги. Это наиболее близкие и яркие звезды. Невооруженным глазом на небе видно всего лишь около пяти тысяч звезд, самых ярких.

Естественно, прежде чем приступать к этой адской процедуре поочередного прослушивания звезд, хочется знать, каковы шансы на успех. Хотя бы примерно прикинуть, сколько в нашей Галактике может быть «очагов разума»

Американский радиоастроном Ф. Дрейк предложил особую формулу для такой прикидки. Потом ее многие ученые несколько видоизменяли по своему вкусу. Мы даем ее в первоначальном, «классическом» варианте. Слева — искомое число цивилизаций, существующих сегодня в нашей Галактике. Справа — шесть сомножителей.

Первый — общее число звезд в Галактике.

Второй — доля звезд, имеющих планетные системы.

Третий — доля планетных систем, в которых хотя бы на одной планете возникла жизнь.

Четвертый — доля планет, на которых возникшая жизнь дошла в своем развитии до создания разумных существ.

Пятый — доля планет, на которых разумные существа сумели создать технологию, позволяющую им вступать в контакты.

Шестой — доля цивилизаций, существующих одновременно с нами.

Только первый сомножитель — 100 миллиардов звезд — может считаться достаточно точным. Остальные каждым исследователем определяются в зависимости от его рассуждений и оптимизма. Американские ученые, например, при обсуждении своих проектов поиска сигналов внеземных цивилизаций приняли значения сомножителей со второго по пятый — 0,5 х 0,2 х х 1,0 х 0,5. Перемноженные между собой они дают 0,05, или одну двадцатую. Гораздо сложнее дело с шестым сомножителем. Он самый «туманный», самый «коварный» и требует детального разъяснения.

Начнем немного издалека.

По современным воззрениям, Вселенная пятнадцать миллиардов лет тому назад начала из точки расширяться во все стороны. Продолжает расширяться и сейчас. Эти пятнадцать миллиардов лет можно условно разделить на три примерно равных периода.

Первые пять миллиардов лет вещество Вселенной постепенно группировалось в звездные системы современного типа. Поэтому возраст нашей Галактики оценивается не в пятнадцать, а всего в десять миллиардов лет. Одновременно вещество Вселенной, первоначально состоявшее только из водорода и гелия, проходило ядерную эволюцию. Шли процессы, о которых говорилось в главе «Звездный мир»,— в раскаленных недрах звезд «варились» ядра атомов, все более тяжелых элементов. Из них к концу периода около звезд начали созревать первые планеты, пригодные для жизни.

Вторые пять миллиардов лет шло дальнейшее обогащение Вселенной тяжелыми элементами и созревание новых планетных систем. Возникла, в частности, и наша Земля. А на планетах первого поколения тем временем уже шла химическая эволюция вещества, после чего возникала и развивалась жизнь.

К концу периода в Галактике могли начать появляться первые цивилизации.

Последние пять миллиардов лет, одновременно с продолжающейся в разных точках Вселенной ядерной, химической и биологической эволюцией вещества, шло непрерывное возникновение все новых и новых цивилизаций. К концу периода возникла цивилизация и на нашей планете.

Такое толкование истории Вселенной означает, что в Галактике, да и во всей Вселенной, одновременно должны сейчас существовать цивилизации самых различных возрастов.

Н. С. Кардашев считает эволюцию цивилизаций в принципе ничем не ограниченной. Он предложил характеризовать уровень их развития по энерговооруженности, разбив на три типа.

Цивилизации первого типа потребляют энергию в количестве, какое они могут произвести, так сказать, «не выходя из дома», в пределах своей планеты. Это цивилизации типа нашей, земной, или немного более мощные.

Цивилизации второго типа потребляют энергию в количестве, соизмеримом с мощностью своей звезды. Это уже цивилизации, расселившиеся по своей планетной системе, может быть построившие сферу Циолковского — Дайсона или что-либо подобное.

Цивилизации третьего типа потребляют энергию, сравнимую с энергией всей галактики. Это гигантские «галактические империи», структуру которых представить себе, честно говоря, уже просто невозможно.

Цивилизации второго и третьего типа называют, как мы уже говорили, суперцивилизациями или сверхцивилизациями, подчеркивая этим, что они в своем развитии уж очень далеко ушли от нас вперед.

В формуле должна быть поставлена «доля цивилизаций, существующих одновременно с нами». Вопрос ставится так потому, что цивилизации, возникая постепенно, по всей вероятности не бессмертны и могут разминуться с нами во времени: либо «еще не расцвели», либо «уже отцвели».

Смертность цивилизаций обычно принимается всеми учеными по той простой причине, что в природе вообще нет ничего вечного. Тем более в мире живых существ. Кроме того, современные умопомрачительные запасы ядерного оружия, находящегося у нас на Земле в руках оголтелых человеконенавистников капиталистического мира, вынуждают нас считаться с возможностью мгновенной гибели нашей цивилизации. А значит, и других, даже в момент их «детства». Легкомысленная «игра со спичками» может оказаться не только нашим пороком.

Тем не менее все считают атомную смерть хоть и возможным, но редчайшим вариантом. А говоря о смертности цивилизаций, имеют в виду некое постепенное угасание по неизвестным нам причинам. Одним словом, не насильственную, а естественную смерть.

Чтобы определить шестой сомножитель формулы Дрейка, надо знать среднюю продолжительность жизни каждой цивилизации.

По этому вопросу мнения резко расходятся. Называются цифры от нескольких тысяч до миллионов лет. Все цифры берутся с потолка и зависят в основном от оптимизма автора. Мы возьмем среднее, скажем, — сто тысяч лет.

Если цивилизации возникали равномерно в течение пяти миллиардов лет и жили по сто тысяч лет, то за все время должно было смениться пятьдесят тысяч поколений цивилизаций. Иначе говоря, одновременно с нами может существовать лишь одна пятидесятитысячная часть их общего количества. Это и есть шестой сомножитель формулы Дрейка.

Перемножим теперь сто миллиардов на одну двадцатую и на одну пятидесятитысячную. Получим сто тысяч. Сто тысяч «контактоспособных» цивилизаций существует сегодня в нашей Галактике.

Обратите внимание — количество ныне существующих цивилизаций оказалось равно тому сроку в годах, который мы отвели для жизни каждой из них. Сто тысяч лет — сто тысяч цивилизаций. Каждый год в Галактике возникает одна цивилизация.

Конечно, это просто «фокус» американцев, специально подогнавших для этого значения множителей со второго по пятый. Эти множители очень мало влияют на результат; все зависит в основном от шестого множителя. Теперь не надо каждый раз производить вычисления. Вы считаете, что цивилизации живут по пять тысяч лет? Значит, их сегодня в Галактике всего пять тысяч. А вы верите, что они могут жить миллион лет? Тогда их сегодня миллион.

Итак, по нашему варианту сегодня в Галактике существует сто тысяч кон-тактоспособных цивилизаций. Но это по всей Галактике.

Если взять только звезды, видимые в телескопы, их в пятьдесят раз меньше, то и количество цивилизаций сократится до двух тысяч. А так как многие из них все же слишком далеки, то практически есть шансы «нащупать» всего десятки «очагов разума».

Здесь надо сделать одно замечание. В главе «Хотим контактов» мы говорили, что ввиду огромных межзвездных расстояний контакты возможны лишь в двух вариантах. Либо безответные монологи, подобные чтению книг, написанных давно умершими авторами, либо диалоги с зондами, которые, впрочем, тоже представляют собой «законсервированное прошлое».

Однако зонды, если они вообще существуют, имеют другое, при этом фундаментальное, преимущество. Они если не снимают, то в значительной степени смягчают коварность шестого сомножителя формулы Дрейка. Если почти все ученые с грустью пришли к выводу о смертности цивилизаций, поскольку это системы живых существ, то никто не может отрицать принципиальную возможность чрезвычайно большой долговечности электромеханических конструкций. Зонд — изготовленное суперцивилизацией, некое чрезвычайно совершенное изделие — может представлять собой как бы законсервированную на миллионы и даже на миллиарды лет всю мудрость цивилизации. Она погибнет, а тысячи зондов, этих памятников, а вернее «завещаний», долго еще будут бороздить межзвездные просторы, вступая в контакты, даря «молодым» опыт давно умерших «стариков».

Но, повторяем, наличие зондов пока чистейшее, абсолютно ничем не подтвержденное предположение. Поэтому мы дальше всюду будем рассматривать лишь «классический вариант» — контакты с «живыми» цивилизациями. А их, как мы подсчитали, есть шансы нащупать всего несколько десятков.

Честно говоря, нам достаточно было бы для начала и одной!

Но как трудно ее найти!

Чтобы ощутить масштаб работы по методичному «обшариванию» неба, представим себе, что мы разбили весь небосвод на маленькие квадратики, каждый размером с Луну. Таких квадратиков только на той половине неба, что у нас над головой, получится примерно восемьдесят тысяч! В каждом из них в оптический телескоп в среднем будет видно примерно десять тысяч звезд, из которых только шесть звезд занесены в каталоги. Придется осторожно шарить лучом радиотелескопа по каждому квадратику, задерживаясь лишь на наиболее ярких звездах или там, где послышится «что-то подозрительное». И если мы, работая круглосуточно, посвятим каждому квадратику всего лишь один час, что в принципе очень мало, у нас на все небо уйдет... двадцать лет!

Однако обилие звезд на небе далеко не единственная трудность. На какой волне искать сигнал? В какие дни, часы, минуты, какую слушать звезду? Ведь не все же они годами, без перерыва радируют нам? Как отличить искусственный радиосигнал от естественного, природного радиоизлучения?

Ленинградский ученый П. В. Мако-вецкий говорил по этому поводу: «Во всякой проектируемой земной радиосистеме всегда есть генеральный конструктор, который обеспечивает единство ее элементов и отвечает за согласование параметров передающей и приемной аппаратуры. Однако у двух разных цивилизаций на стадии «проектирования» линии связи для их первого контакта единый генеральный конструктор принципиально невозможен, хотя в то же время — принципиально необходим. Единственно возможный кандидат на эту роль — объективная действительность. Надо учиться воспринимать подсказки Вселенной. Обе стороны — передающая и принимающая — могут и должны выбрать параметры линии связи с учетом мнения партнера, мыслящего материалистически. Такой подход неизбежно приведет к тому, что обе стороны обратят внимание на частоту излучения водорода — наиболее заметную и расположенную в наименее «шумящем» диапазоне частот».

На волну 21 сантиметр, излучаемую облаками межзвездного водорода, как возможный «галактический стандарт» для радиосвязи между цивилизациями, обратили внимание уже двадцать лет тому назад американские астрономы, энтузиасты проблемы внеземных цивилизаций Д. Коккони и Ф. Моррисон. Им возразили: если сигналу придется пронизывать водородные облака, на этой волне будут сильные помехи. Пришли к тому, что, может быть, имеет смысл слушать космос на «гармониках», то есть на волнах, кратных этой, природой данной. Скажем, на волне водорода, деленной или помноженной на два, на три или на четыре.

П. В. Маковецкий высказал предположение, что «они» поступят хитрее. Поделят или помножат волну водорода не на круглые числа два, три или четыре, а на дробное число, в природе не существующее, но заведомо известное всем разумным существам. На число «пи» — 3,14. Или соответственно на «2 пи», или на «3 пи». Он считает, что на таких волнах прослушивать звезды больше смысла.

П. В. Маковецкий предложил «привязку по времени». Он говорил: гонгом, оповещающим всех в каком-то определенном районе Галактики о начале сеанса радиопередачи, может служить вспышка сверхновой звезды. Она видна всем. Все желающие передавать, увидев вспышку, начинают передачу. А все желающие слушать рассчитывают, когда, от какой звезды до них долетят волны. Рассчитывать надо, потому что и свет и радиоволны идут от звезды к звезде годами, десятками, а то и сотнями лет. Если мы, скажем, сегодня увидели вспышку сверхновой звезды, то прежде всего, зная расстояние до нее, должны рассчитать, сколько лет тому назад эта вспышка на самом деле произошла. Потом рассчитать, когда эту вспышку увидели на интересующих нас звездах. Узнаем дату отправления ими радиосообщений. Рассчитать, сколько времени радиоволны от этих звезд пропутешествуют до нас. Получим даты, когда следует ждать прибытия их сообщений.

Естественно, что одна и та же вспышка сверхновой звезды даст совершенно разные даты прибытия от разных звезд. Но все это будут моменты, когда, по мнению П. В. Маковецкого, имеет смысл слушать именно данные звезды, а не другие.

Следующая трудность: как отличить радиоизлучение искусственное от естественного?

Считается, что искусственный источник радиоизлучения должен быть сравнительно малых размеров, точечным.

Естественный источник — это небесное тело, галактика, туманность, межзвездное облако, звезда размером с Солнце. Все это предметы колоссальных размеров. А искусственный источник — это инженерное сооружение. Трудно представить, чтобы оно было даже размером с планету, не говоря уже о размерах звезд. Наши радиотелескопы ведь «пылинки» на фоне планеты, которая сама «пылинка» в Солнечной системе.

Считается, что инопланетяне сами позаботятся о том, чтобы их излучение резко отличалось от природных. С этой целью они прежде всего будут вести передачу на волне какой-то строго определенной длины, как это делается на всех наших земных радиостанциях. По аналогии с чистотой спектральных цветов такое радиоизлучение называется монохроматическим. В природе такие точечные монохроматические источники радиоизлучения не наблюдаются.

Считается, что любая радиопередача любой цивилизации, предназначенная для контактов, должна состоять из двух частей. Первая — выполняющая функции маяка, яркий, не наблюдаемый в природе монохроматический сигнал, предназначенный только для привлечения внимания. Вторая — содержащая ту или иную информацию. Именно первая часть должна обладать наиболее четкими признаками искусственности.

Считается, что самым существенным признаком искусственности радиоизлучения может быть его модуляция, какие-то изменения во времени, которые невозможно объяснить природными процессами.

Однако любое радиоизлучение, приходящее к нам из космоса, почти всегда меняется во времени. Любой космический радиоисточник всегда мерцает, как мерцают звезды в видимом свете. Слишком длинен путь волн от звезд до нас. Сколько на пути встретится разных мутных образований. Сгустки космической пыли, клочья туманностей, потоки водорода, разбросанного взорвавшимися звездами. Все это мчится, клубится, струится на пути радиоволн. Сигнал то усиливается, то ослабевает. Перо самописца то приподнимается, то падает. И если от «их» радиостанции будет идти даже совершенно ровное излучение, все равно самописец запишет волнистую линию. Вспомните, в каком «скомканном» виде вернулся наш сигнал со словами «Ленин», «Мир», «СССР», отраженный от Венеры. А тут расстояние в миллионы раз больше. И «приключений» в пути у радиоволн тоже в миллионы раз больше.

Те, кто посылает сигнал, должны знать про все эти помехи и представлять себе, в каком исковерканном виде доходят сигналы до цели. Поэтому мы вправе ожидать, что они свое излучение модулируют так, чтобы это резко отличалось от природного мерцания, делало сигнал помехоустойчивым. Например, будут посылать излучение прерывистое. Можно, скажем, передавать отрезки разной длины, причем длина их будет пропорциональна ряду простых чисел, известных любому школьнику. Посылать один за другим гудки продолжительностью в одну, потом три, пять, семь, одиннадцать секунд. От «дикой» звезды такое ожидать невозможно. И мы поймем, что источник модулирует кто-то «умный», знающий арифметику.

Любая подобная модуляция сигнала от точечного источника с монохроматическим излучением покажет, что мы имеем дело с маяком какой-то цивилизации. Что во все стороны подается «позывной» для привлечения внимания. И через некоторое время «они» начнут, наверное, передавать основную информацию о своей цивилизации.

В 50-х годах уже было ясно, что межзвездная радиосвязь возможна. Но радиотелескопов было еще маловато. И все они были заняты на научных работах, считавшихся более важными. А поиск сигналов от иных цивилизаций считался пустой забавой, бессмысленной тратой времени. В наш практический век люди привыкли заниматься лишь делами, сулящими ощутимую пользу в самое ближайшее время. И потому говорят: глупо тратить время и средства на работу, которая может вообще никогда не кончиться.

Но уж очень грандиозна идея контактов! И конечно, нашлись энтузиасты, которые вопреки скептикам решили рискнуть своей репутацией «практичных людей», раздобыть средства и попытаться что-то сделать практически.

Первым решился начать поиск сигналов уже упоминавшийся нами американский астроном Ф. Дрейк из обсерватории Грин-Бэнк в Аппалачских горах в США. Готовился скрытно, зная, что может вызвать насмешки. Аппаратуру свою он сделал довольно хитро. Его радиотелескоп работал одновременно двумя лучами. Один нацеливался на чистое небо рядом со звездой, другой — на самую звезду. Первый показывал излучение чистого неба или фон. Второй — тот же фон плюс излучение звезды. В приемнике первое излучение вычиталось из второго, и самописец писал чистое излучение звезды, очищенное от мешающих примесей.

Свою затею Дрейк назвал «Проект ОЗМА», в честь сказочной принцессы воображаемой страны Оз, очень далекой, трудно достижимой и населенной экзотическими существами.

Осенью 1959 года Дрейк имел неосторожность сообщить о «Проекте ОЗМА» в печати. Конечно, посыпались насмешки. Тем не менее Дрейк продолжал подготовку.

Из всех звезд Дрейк выбрал две — Тау Кита и Епсилон Эридана. Обе они по типу похожи на наше Солнце и обе, по-видимому, имеют планетные системы. Обе находятся совсем близко от нас, на расстоянии одиннадцати световых лет.

Начались наблюдения около четырех часов утра 8 апреля 1960 года. Телескоп слушал Тау Кита. Следили долго, до полудня. Ничего похожего на разумные сигналы не было. Перевели телескоп на Епсилон Эридана. И тут... перо самописца вдруг начало писать отчетливый ритмичный сигнал! Восемь ударов в секунду! Громкоговоритель отстукивал их! В аппаратной стало твориться что-то несусветное!

Ошибка?.. Неисправность?.. Нет, все в порядке!.. Неужели поймали?!..

Через несколько минут сигнал внезапно прекратился. Спустя две недели сигнал снова совпал с периодом наблюдений. Решили проверить. Отвели антенну от звезды в сторону. И... сигнал продолжал «стучать»!

Значит, была ошибка. Просто радиотелескоп случайно перехватил ка-кую-то шифрованную земную радиопередачу, идущую с самолета.

Дрейк с сотрудниками безуспешно слушал Тау Кита и Епсилон Эридана до июля месяца. Но больше уже не мог. Телескоп был нужен для других работ.

Дрейк не был обескуражен неудачей. Действительно, трудно было рассчитывать, что на первых же двух звездах, совсем рядом с нами, обнаружатся разумные существа.

Коккони и Моррисон сказали тогда: «Трудно оценить вероятность успеха, но если не производить поисков совсем, то вероятность успеха будет равна нулю».

Тем временем идея радиоконтактов завоевывала себе все больше сторонников. В 1960 году Брейсуэлл выступил со своей гипотезой о зондах, о которых мы уже упоминали.

В 1961 году в США собралась первая в мире конференция американских ученых для обсуждения вопроса о радиосвязи с иными цивилизациями. В резолюции конференции говорилось, что поиск внеземной жизни является «наиболее грандиозной, волнующей и глубокой проблемой всего естественно-исторического развития человеческой мысли не только нашего столетия, но и последних трехсот лет».

События продолжали развиваться.

В мае 1964 года в Армении, в Бю-раканской обсерватории, собралась первая наша советская конференция по вопросам межзвездной радиосвязи. Было признано необходимым начать работы в этой области.

В Горьковском научно-исследова-тельском радиофизическом институте начал работы В. С. Троицкий. Он построил приемник с двадцатью пятью каналами. Такой, который мог бы одновременно вести прием на двадцати пяти разных волнах, заменив двадцать пять отдельных приемников. Используя радиотелескоп с пятнадцатиметровым зеркалом, в 1968 году Троицкий «прослушал» двенадцать звезд, находящихся от нас в пределах пятидесяти световых лет. На каждой звезде задерживались по десять минут. Никаких «ненормальных» излучений обнаружено не было.

В 60-х годах из среды советских радиоастрономов, работавших в Московском государственном астрономическом институте имени П. К. Штернберга (сокращенно ГАИШ), выделилась группа энтузиастов проблемы внеземных цивилизаций. Это были молодые ученые Л. М. Гиндилис, Б. Н. Пановкин, Н. С. Кардашев и некоторые другие. Во главе их стоял один из крупнейших советских астрофизиков и радиоастрономов член-корреспондент АН СССР И. С. Шкловский. Эта группа много поработала в области теории межзвездной радиосвязи. Кардашев, ныне тоже член-корреспондент АН СССР, сформулировал основные идеи в области стратегии поиска. Пановкин написал много статей, посвященных вопросам взаимопонимания, Гиндилис анализировал технические возможности контактов и публиковал статьи в научных и популярных журналах о проблеме в целом.

Их руководитель И. С. Шкловский в 1962 году выпустил увлекательную книгу «Вселенная, жизнь, разум», которая с тех пор выдержала уже пять изданий и стала классическим трудом по проблеме внеземных цивилизаций.

Одновременно к этим энтузиастам примкнули и ученые смежных специальностей, заинтересовавшиеся проблемой. Например, Н. Т. Петрович, специалист по теории информации. Б. В. Сухотин, специалист по математической лингвистике, занимается разработкой методов расшифровки произвольного текста, применительно к межзвездной связи. И. М. Креин, работающая в Институте кибернетики АН СССР, разрабатывает такие понятия, как «разумная система», «цивилизация», «язык». Из философов начали работать над проблемой внеземных цивилизаций Е. Т. Фаддеев, А. Д. Урсул и другие.

В 1964 году произошло событие, на некоторое время взволновавшее всех интересующихся данной проблемой. Было обнаружено, что два радиоисточника, известные по каталогам как СТА-21 и СТА-102, оказались, во-первых, точечными, а во-вторых, имеют спектр излучения, очень похожий на ожидаемый искусственный.

Главное же, что через некоторое время группа московских радиоастрономов, руководимых Г. Шоломицким, заметила, что излучение СТА-102 периодически меняется по силе. Оно как бы модулировано и передает то тире продолжительностью в полтора месяца, то паузу такой же длины.

В журналах поднялся шум! «Где ты, сын неба?», «Обнаружен искусственный источник радиоизлучения!», «Инопланетяне шлют нам привет!».

Такие заголовки можно было встретить тогда в журналах и газетах.

Есть хорошая восточная поговорка: «Если ты очень ждешь друга, не принимай стук своего сердца за топот копыт его коня». Через некоторое время обнаружилось, что СТА-102 природный, естественный переменный радиоисточник. Выяснилось, что существует целый класс таких источников.

В 1965 году чехословацкий астроном Пешек предложил называть проблему связи с инопланетными цивилизациями «проблемой СЕТЬ, сокращением от английских слов «Communication with Extraterrestial Intelligence», в переводе означающих: «связь с инопланетным разумом». Название это привилось и стало применяться по всему миру. В том числе и у нас.

Впрочем, в самое последнее время американцы стали употреблять другой термин — «SETI»—«Search for Extraterrestial Intelligence», в переводе — «поиски внеземного разума».

1967—1968 годы принесли новую сенсацию, новые волнения искателям сигналов. В Англии, при Кембриджском университете, только что начал работать новый телескоп. 6 августа 1967 года аспирантка Жакелин Белл вела наблюдение созвездия Лисички. И вдруг обнаружила, что самописец пишет четкие ритмичные сигналы. Примерно каждую секунду: «тук... тук... тук... тук...» Жакелин показала запись своему шефу, астроному Г. Хьюишу. В первый момент оба не придали щелчкам значения. Вспомнили ошибку Дрейка. Решили, что и на этот раз сигнал земного происхождения.

Но каждый день шли те же самые «тук... тук... тук... тук...». Шли всегда из одной и той же точки неба, в которой, кстати, никакой звезды не было видно.

Под строжайшим секретом Хьюиш сообщил об открытии своим ближайшим сотрудникам. Но дальше решено было пока ничего не сообщать. Все были почти уверены, что пойман сигнал «зеленых человечков». А это выглядело настолько грандиозным событием, что надо было все как следует обдумать.

Хьюиш и его сотрудники молчали полгода! И только 24 февраля 1968 года опубликовали свое открытие.

Оно произвело ошеломляющее впечатление! Но среди астрономов все же больше скептиков, чем мечтателей. Они стали усиленно шарить по небу, искать что-либо подобное. И к концу года было открыто еще полтора десятка подобных же объектов. Их назвали пульсарами. Они оказались чрезвычайно интересными, быстро вращающимися, крохотными и потому невидимыми нейтронными звездами. Никакого отношения к внеземным цивилизациям они не имели.

Опять «стук своего сердца» был принят за «топот копыт его коня»!

В 1971 году в СССР, в Армении, снова в Бюраканской обсерватории состоялась первая международная конференция по проблеме CETI. Она показала, как сложна и в то же время невероятно интересна эта проблема.

В 1972 году в СССР продолжал свои работы В. С. Троицкий. Теперь он прослушивал все небо одновременно. Делал так. В четырех весьма удаленных друг от друга пунктах — в Уссурийске, Мурманске, Горьком и в Крыму — на четырех «ненаправленных» радиотелескопах одновременно велась запись радиоизлучений, приходящих со всего неба. Потом записи сравнивались. На записях кроме ровного «шума неба» были отдельные «всплески». Если они были только на какой-нибудь одной ленте, это означало, что записан местный, земной источник. Если всплески в одно и то же мгновение записывались на всех лентах, это значило, что радиоизлучение было космического происхождения.

Таких «всплесков» было много. Сперва это взволновало. Ох уж этот «стук своего сердца»! Потом выяснилось, что всплесков гораздо больше днем, чем ночью. Нашли причину:

днем над горизонтом Солнце. Потоки заряженных частиц, льющихся от Солнца, врезаются в атмосферу Земли и вызывают эти явления.

И все равно польза от работы была. По крайней мере, теперь известно, что Солнце может давать помехи при приеме «их сигналов» не только своим непосредственным радиоизлучением, но и возбуждая вторичные радиоизлучения в атмосфере. Поэтому работать лучше по ночам.

В 1973 году в США, в обсерватории Грин-Бэнк обследовали 10 звезд с приемником, имеющим 192 канала. Потом даже удвоили число каналов, их стало 384.

В СССР Троицкий расширил сеть своих пунктов поиска, организовал работы на острове Куба и на научно-исследовательском корабле «Академик Курчатов». Прослушивалось все небо на разных волнах в сантиметровом диапазоне. Выяснилось, что «всплески», вызванные солнечной активностью, на более длинных волнах сильнее. Поэтому искать сигналы лучше на более коротких. Еще лучше было бы вынести антенны за атмосферу, в космос, на орбитальные станции, где этих помех не было бы вовсе.

В последнее время в США ведутся поиски сигналов на большом радиотелескопе с зеркалом диаметром 90 метров.

на волне 21 сантиметр. Обследовано уже много звезд. Каждую слушали раз в неделю по 10 минут.

В Канаде слушали несколько ближайших звезд на волне 1,35 сантиметра.

Дрейк и Саган на самом крупном в мире радиотелескопе, в Аресибо, с зеркалом диаметром 300 метров, на волнах 12,0, 18,0 и 21,0 сантиметра пытались поймать сигналы уже не от звезд, а от далеких галактик.

В СССР Н. С. Кардашев вел поиск сигналов на двух радиотелескопах, один из которых стоял на Кавказе, другой — на Памире. Потом на трех, два из которых стояли на Земле, на Камчатке и на Кавказе, а третий — на автоматической межпланетной станции «Марс», которая в это время летела к красной планете.

Пока никому не удалось поймать какое-либо радиоизлучение, резко отличавшееся от природного, естественного.

Эти неудачи привели к появлению так называемого астрологического парадокса.

Если цивилизации возникают непрерывно в течение миллиардов лет, по мере созревания около звезд подходящих планет, и развиваются неограниченно, то сегодня должны быть суперцивилизации, и их деятельность должна быть заметна.

Одним из вариантов их деятельности иногда называют колонизацию Галактики. Мысль очень спорная. Суть ее в следующем. Любая цивилизация в процессе своего развития обязательно должна понемногу неограниченно распространяться в пространстве. Сначала осваивается своя планетная система, потом ближайшие звезды с их планетами. Переселенцы, в свою очередь, посылают корабли к следующим звездам. Идет как бы диффузный процесс распространения разума от звезды к звезде, образуя сферическую систему колонизации звездного мира.

Расчеты показывают, что при той скорости, с какой развивается наша, земная цивилизация, мы могли бы расселиться по всей Галактике за... десять миллионов лет! В масштабах истории Вселенной срок ничтожный. По этой теории суперцивилизации должны были бы уже давно колонизировать Солнечную систему, в частности — нашу Землю. Однако этого не произошло.

Но идея колонизации сама по себе уязвима. Для астрологического парадокса есть основания более серьезные. Ведь если даже наша весьма скромная «домашняя» деятельность на своей планете уже видна из космоса, то деятельность суперцивилизации, казалось бы, просто должна «лезть в глаза» в виде каких-то явных отклонений от «стандартных» природных явлений. Эти ожидаемые проявления разума даже получили у астрономов название «космических чудес». Однако, внимательно изучая небо, мы никаких «чудес» не видим.

В чем дело?

Здесь четко определились три точки зрения, которые отстаивают три наших видных советских ученых, три члена-корреспондента Академии наук СССР. Их можно выразить примерно так.

И. С. Шкловский: нет «чудес»,— значит, нет никаких цивилизаций, и мы в космосе, во всяком случае в нашей Галактике, одиноки.

Н. С. Кардашев: нет «чудес» потому, что мы, земляне, «младенцы», а «ровесники» маловероятны. Космос же в основном населен суперцивилизациями. Но их деятельность, их способы связи мы пока себе даже не можем представить, а потому не знаем, какие «чудеса» можно ожидать.

В. С. Троицкий: нет «чудес» потому, что космос в основном населен нашими «ровесниками» или цивилизациями ненамного более старшими. Но их «чудеса» не так уж велики, чтобы нам легко было их обнаружить. К тому же систематический их поиск еще не производился. Что же касается суперцивилизаций третьего типа, расселившихся на целые районы Галактики, которые имеет в виду Кардашев, то их в принципе не может быть.

В. С. Троицкий обосновывает свое отрицание особо крупных суперцивилизаций, приводя соображения горьков-ского ученого В. А. Разина: «...пространственные размеры цивилизаций как целой самоорганизующейся системы, не могут быть сколь угодно большими. Цивилизация объединяется обменом информации, массы и деятельности внутри себя. Скорость этого обмена ограничена скоростью света. В самоуправляющейся системе время запаздывания информации должно быть существенно меньше, чем характерное время изменений системы. Для человеческой цивилизации это время не должно быть больше нескольких дней или даже часов».

Иначе говоря, размеры пространства, занятого цивилизацией, не могут превышать размеров сферы обитания около своей звезды. Но ограничение пространства означает ограничение и количества используемой энергии: «...производство энергии, даже равной энергии своей звезды, приведет к разрушению всех органических соединений... В ограниченном пространстве, занимаемом цивилизацией, существует верхний предел энергопроизводства... Скорость энерговыделения может составить не более тысячной доли энергии своей звезды». А это, естественно, ставит предел и масштабам «чудес» и мощности сигналов, доступных какой бы то ни было суперцивилизации.

Короче — размер цивилизации ограничен скоростью света, а энерговооруженность — опасностью перегрева.

Недавно, в 1980 году, Троицкий выдвинул гипотезу, объясняющую отсутствие сегодня «великовозрастных» суперцивилизаций, а значит, и бросающихся в глаза «чудес», еще одной возможной причиной. По этой гипотезе, для возникновения жизни важны не только местные физические условия на данной планете, но и условия во всей Вселенной в целом. А эти условия в расширяющейся Вселенной могли в какое-то время быть особо благоприятными. И тогда жизнь во Вселенной возникала не непрерывно на протяжении последних нескольких миллиардов лет, а в течение сравнительно короткого промежутка времени, скажем, в несколько тысяч или миллионов лет, на всех планетах, где к этому времени были подходящие условия. В этом случае все очаги жизни, хоть и не возникли строго одновременно и развивались не с одинаковой скоростью, все же дали цивилизации примерно в одну эпоху, с разбросом уже не в миллиарды, а всего в миллионы лет. Существование суперцивилизаций исключается хотя бы потому, что для их созревания еще не было достаточно времени. Нет оснований ждать сильные сигналы или четко видимые «чудеса».

Среди астрономов идут дискуссии, как лучше организовать поиск сигналов. Какой придерживаться стратегии.

И. С. Шкловский: искать нет смысла, поскольку, судя по всему, цивилизаций нет.

Н. С. Кардашев: наиболее эффективным в ближайшие годы может оказаться поиск сигналов и проявлении деятельности только суперцивилизаций, хотя бы и удаленных на огромные расстояния.

В. С. Троицкий: целесообразнее всего просматривать ближайшие звезды, поскольку суперцивилизаций нет, а менее развитые на больших расстояниях не обнаружить.

Кардашев и его сторонники утверждают, что Вселенная в основном населена суперцивилизациями, обогнавшими нас на миллионы и сотни миллионов лет. Им ничего не стоит посылать сигналы такой мощности, что они запросто пересекут пространства, разделяющие галактики, и, дойдя до нас, будут сильнее, чем могут быть сигналы от ближайших звезд, около которых, в лучшем случае, можно обнаружить цивилизацию нашего уровня. Поэтому Кардашев считает необходимым в нашей Галактике искать сигналы лишь со стороны ее ядра, где, он считает, скорее всего находятся суперцивилизации. А лучше всего — прощупывать другие галактики. Они видны нам как звезды, в виде точек на небе. Но в каждой такой «точке» по крайней мере сто миллиардов звезд. И все они охватываются лучом радиотелескопа сразу, за один прием. Вот Кардашев и говорит: чем прощупывать «наши» звезды поодиночке, лучше прощупывать «те» по сто миллиардов сразу. А какая именно звезда из этой «пачки» ведет передачу, нас не интересует.

Идея эта, между прочим, приходила в голову радиоастрономам и раньше. В 1964 году ее высказывал В. С. Троицкий. Но произведенный потом расчет показал, что вероятность обнаружения «братьев по разуму» при этом не увеличивается. Если радиолуч, направленный на далекую галактику, и охватывает сразу сто миллиардов звезд, то во сто миллиардов раз, если не больше, ослабевает сигнал за счет огромной удаленности от нас этой чужой галактики. И поскольку получается «так на так», то уж лучше искать «собеседников» поближе, пытаться найти какое-либо радиоизлучение, не объяснимое естественными процессами, монохроматическое, точечное, модулированное...

Время покажет, кто прав. А пока хорошо, что существуют различные точки зрения, что идут споры, что работы ведутся по разным направлениям.

Сейчас в США обсуждаются три различных проекта радиоаппаратуры для поиска сигналов. Все они объединяются общим названием «Циклоп».

Первый вариант — наземный. Создается десять тысяч радиотелескопов обычного типа, но очень больших, с зеркалами диаметром в сто метров. Управление всеми этими телескопами производится из одного пункта, так что все они одновременно могут быть нацелены в одну и ту же точку неба, на одну и ту же звезду. Сигналы от всех десяти тысяч антенн тоже сходятся в одно место. Иначе говоря, вся «батарея»

работает как один колоссальный радиотелескоп с зеркалом диаметром в десять километров. Соответственно и чувствительность его в тысячи раз больше, чем у самых лучших современных одинарных радиотелескопов. Кроме того, приемники радиотелескопов «Циклоп» устроены так, что ведут прием одновременно по миллиону каналов, на миллионе разных длин волн. То есть работают как миллион отдельных радиоприемников, настроенных на миллион разных станций. При этом электронно-вычислительная машина тут же сразу анализирует сигналы, идущие по всем каналам, и если среди сигналов, имеющих явно естественное, природное происхождение, вдруг попадется хоть один подозрительный, похожий на искусственный, она сразу же просигнализирует человеку.

Второй вариант — космический. По этому варианту на орбите Луны строится огромный радиотелескоп с зеркалом диаметром в три километра. В условиях невесомости такая конструкция может быть довольно легкой, ажурной. Зеркало телескопа будет иметь форму полусферы. Облучатели, их несколько, будут «плыть» по орбите самостоятельно, невдалеке от зеркала, ничем не соединенные с ним. Их положение относительно зеркала будет все время автоматически поддерживаться постоянным. Несколько облучателей делается для того, чтобы можно было получить одновременно несколько «лучей» и слушать одновременно несколько звезд. Между зеркалом и Землей будет «плыть» экран диаметром в несколько километров из пленки, не пропускающей радиоволны, чтобы заслонить радиотелескоп от земных помех, от всех радиоволн, идущих от земных радио- и телевизионных станций. Все манипуляции с «лучами» телескопа: точное наведение на звезду, слежение за звездой и тому подобное — будут совершаться за счет плавного перемещения «плывущих» в невесомости облучателей. Все управление и весь прием сигналов будут вестись с Земли.

Третий вариант — лунный. Батарея радиотелескопов строится на Луне, на обратной ее стороне. Преимущества этого варианта в том, что сооружение будет не «плыть», а покоиться на твердом фундаменте, как на Земле. И около него смогут всегда находиться люди. И вся «батарея» будет надежно защищена от земных радиопомех самой Луной, ведь сооружение будет находиться на «той» ее стороне, не видимой с Земли. Недостатком этого варианта является то, что он — самый дорогой. Ведь мало того, что надо создавать огромное количество грузовых ракет для доставки на Луну деталей телескопов. Надо еще строить на Луне целый город для космонавтов-монтажников, а в дальнейшем и для обслуживающего телескоп персонала.

Впрочем, если говорить о стоимости этих вариантов, то, по расчетам авторов проекта, даже самый дешевый первый вариант и то должен стоить десять миллиардов долларов. Причем сумма эта явно занижена. Ведь дело это, уж наверное, не более простое, чем была эпопея с полетами американских космонавтов на Луну. А она обошлась в 25—30 миллиардов долларов.

У человечества есть средства и побольше. Но они, как мы уже говорили, расходуются сегодня на вооружение. Поэтому настоящие крупные работы по поискам сигналов находятся в прямой зависимости от политической ситуации в мире. Истреблять друг друга или искать братьев по разуму — так стоит вопрос.

Будем надеяться, что на нашей планете все же силы мира возьмут верх и средства, расходуемые на вооружение, понемногу будут освобождаться. Энтузиасты CETI получат возможность реализовать свои проекты.

В смысле сроков американцы говорят, что если какой-либо из их трех вариантов будет утвержден, они смогут уже к 1989 году развернуть строительство полным ходом.

В Советском Союзе будут идти работы в двух направлениях.

Первое — для непрерывного общего наблюдения в городе Горьком, в Научно-исследовательском радиофизическом институте (НИРФИ), под руковод-

ством В. С. Троицкого начата разработка многолучевой системы поиска сигналов. Это важный шаг от использования всенаправленных антенн к многоантенным системам обнаружения.

Второе — для целенаправленного поочередного наблюдения за отдельными звездами, с учетом принципа «конвергенции мышления», на «волнах Ма-ковецкого» и в «дни Маковецкого» будут проводиться наблюдения на антеннах диаметром 65 метров с использованием многоканальных анализаторов.

Рядом с грандиозным американским «Циклопом» наши проекты выглядят скромно. Но «Циклоп» — «журавль в небе». Он еще долго будет «на бумаге», да и неизвестно, воплотится ли когда-нибудь «в металле» вообще. Наши же — «синица в руке», скоро уже будут реализованы.

Очень важно, что в последнее время энтузиасты проблемы CETI поставили наконец вопрос о неправомочности «презумпции естественности» при анализе результатов наблюдений.

«Презумпция» — слово латинское, означает «предположение, основанное на вероятности». У юристов есть понятие «презумпции невиновности». Обвиняемый считается невиновным до тех пор, пока не будет бесспорно доказана его виновность.

Когда начались поиски сигналов «братьев по разуму», особенно после истории с пульсарами, возник принцип «презумпции естественности». Это означало, что если в космосе открыто ка-кое-либо новое непонятное явление, то прежде всего надо попытаться объяснить его естественными причинами. И только если это не удается, может быть поставлен вопрос о его возможном искусственном происхождении.

Это очень затрудняло поиск внеземных цивилизаций. Ведь что бы они ни делали, как себя ни проявляли, в основе их деятельности всегда лежат непреложные законы физики и используются какие-то естественные процессы. А астрофизики настолько изобретательны, что под любое новое явление умеют сразу же подвести теорию, объясняющую его естественными причинами.

На эту тему высказываются многие деятели проблемы CETI.

Вот, например, слова Н. С. Карда-шева: «...презумпция естественности» каждого астрономического объекта представляется неприемлемой. Такая презумпция является насилием над творческой деятельностью. Каждый ученый имеет право работать в рамках своей системы взглядов и интуиции» .

А вот высказывание В. В. Рубцова и А. Д. Урсула: «Поиски ВЦ не могут основываться исключительно на принципе «презумпции естественности». Последний должен быть дополнен «принципом возможной искусственности

любых, достаточно сложных объектов и явлений...»

Нельзя, конечно, не вспомнить и хлесткие слова Станислава Лема: «Ученые, ищущие проявления «астро-инженерной» деятельности в космосе, должно быть, давно уже ее наблюдают, но так квалифицировать эти явления, выделить их из сферы естественных процессов и объяснить их происхождение деятельностью разума им запрещает наука, которой они служат».

Одним словом, работа идет. Люди торопятся, спорят, мечтают. Результат будет! Только бы сохранить мир на Земле!
Отзывов: 0